Блог

О студенческих годах, троллейбусе и метро

Уже второй раз за месяц со мной случается беда. Начинаю читать отрекомендованную книгу, втягиваюсь, глотаю взахлеб, смотрю на оставшееся до конца книги время, о котором любезно предупреждает меня kindle, и думаю… вот, 20 минут, 10 минут, сейчас, сейчас. Дочитываю, жертвуя сном, отдыхом, временем, и вдруг как удар под дых … ознакомительный кусок закончен, купите книгу там-то. Тамтарарам.

И больно, и грустно. И вставать не хочется, чтобы посреди ночи включить компьютер и лениво приобрести полную версию, и ждать нет желания, так как морально уже настроилась узнать, что же случится в финале. И выхода нет. Только спать и до завтрашнего дня достраивать образы в голове.

Воображение – великая штука, позволяющая домысливать невероятное, пребывать в несуществующих мирах, творить чудеса, быть участником волшебных преображений, а заодно и переноситься во времени и пространстве, когда нужно и хочется. Всё, что нельзя тут, можно там. И я этим пользуюсь.

Поэтому ничего не оставалось, как рисовать в воображении продолжение книги «Мария Регина». Сказалось моё латиноамериканское место жительства, и я прочитала имя главного действующего лица романа как героини мексиканского телесериала типа Мария Исабель, Хосе Игнасио, Мария РегИна. Оказалось же, что это история о режиссере Маше Региной, которая сбежала из провинции в Питер, что, в принципе, абсолютно не важно.

А важно то, что, побывав в той части ознакомительного куска, я с головой погрузилась в великолепные описания родного города и его уголков, с которыми у меня связаны детство, отрочество и юность. Несмотря на не самые хорошие отзывы о книге в интернете, мне кажется, надо быть петербуржцем или ленинградцем или просто питерским студентом конца 90-х, чтобы почувствовать ту атмосферу, которую нельзя почувствовать, если ты там не был.

Закрыв глаза, я перенеслась назад на несколько лет в день 1 сентября какого-то далекого года, в  начало новой университетской эпохи.

Перед глазами ярко возник теплый, но не жаркий солнечный день, уже не летний, но еще и не осенний с прохладным, но не ледяным ветром, особенно ощутимым на просторных набережных реки Невы. Всё вокруг в этот день в моей памяти и даже воздух были окрашены жёлто-оранжевыми тонами. Вот так глаза закрываю и представляю — жёлто-оранжёвое прохладное уютное 1 сентября 1998 года.

Не знаю, может быть, сейчас таких дней уже не бывает, как не бывает бумажных записных телефонных книжек и разливного пива в кафе на истфаке, но тогда они были. И тогда после лета все встречались и делились историями, впечатлениями, планами, спускались по лесенке к темно-синей воде на набережной Макарова, весело щебетали, курили и не прекращали смеяться ни на миг.

В те времена не существовали многие станции метро, и добираться в университет приходилось на троллейбусе. Вот так и вижу желто-оранжевый солнечный день, я выхожу на канале Грибоедова, вижу Казанский собор, над ним яркое, но не испепеляющее солнце, осеннее утро, свежий воздух. Это как раз те дни, когда, возвращаясь домой под утро, можно было застать ледяную корочку на украшенных орнаментами лужах.

троллейбус

Я сажусь в рогатый троллейбус, который везет пассажиров по самому центру самого красивого города в мире. Телефонов тогда не было, студенты встречались на остановках и в радостном смехе коротали время в пути.

Зато существовал пейджер с удобной услугой «Позвони оператору бесплатно с таксофона, назови код, и оператор прочтет тебе последние 5 сообщений». С одним пейджером на всех было очень удобно встречаться. Каждый знал пароль и мог позвонить и узнать, кто и  где кого ждет.

Пейджер  это круто, особенно четырехстрочный.

Сейчас думаю, вот же повезло учиться в таком месте, где из окон аудитории открывался вид на широкую Неву и Петропавловскую крепость, где в двух шагах находились знаменитая стрелка и Эрмитаж. И откуда из кабаков, которыми был усеян Васильевский Остров, было так приятно опаздывать на мосты.

В целом, конечно, удивительно, прочла пару абзацев в романе про встречи рассветов на Фонтанке, прогулки по переулкам Васьки, про знаменитую «Ротонду» на Гороховой, про то, как сложно ориентироваться в метро прибывшим из других городов, и воспоминания завертелись.

Метро. Довольно много времени в юности мы проводили в метро, —  грелись, встречались, катались, целовались на эскалаторах, держались за руки, знакомились, а иногда происходили и грустные казусы. Как-то раз я ехала на учебу в роскошном длинном пальто, и меня засосало эскалатором, стало страшно, бабушка в будке вызвала мастеров, они остановили бегущую лестницу и стали отрезать кусочки застрявшего пальто. В голове стремительно прокручивались страшные слова, произносимые загробным голосом, «стоимость только одной ступени эскалатора сегодня составляет миллионы рублей».

Сотрудники завели меня в какую-то подсобку, угостили чаем и стали намекать на ремонт метро. Блин, мне было лет 17, и у меня не было с собой денег.

-Не страшно, принесите завтра. Мне почему-то показалось это полнейшим блудом, но деньги я принесла.

В другой раз опять же в красивом пальто я зашла в дверь, за которой стояла незаметная баночка с краской, которой по видавшему виды трафарету аккуратно выводили на дверях слова «вход» и выход». Я на скорости въехала в банку, и пальто с ботинками окрасились в ярко-голубые оттенки. Работники бросились оттирать меня растворителем, и у меня еще долго щипало кожу на ногах.

Может показаться, что я всегда ходила в красивом пальто в те времена, но это не так.

palto пальто

факультет 1

А в один из дней святого Валентина, когда я шла такая уставшая по знакомому до боли переходу с Гостиного двора на Невский, меня вдруг остановил милиционер.

-Девушка, предъявите студенческий.

-А зачем?

-Надо

Я показала.

-Похоже, фальшивый. Пройдемте в будку.

В будку мне не хотелось. И было страшно, но он настаивал, и я сдалась. Все же люди вокруг.

А в будке милиционер улыбнулся и заговорщицки прошептал «вы такая грустная в этот день любви, вот вам цветочек». Не ожидала.

К слову сказать, примерно 10-летие спустя меня снова остановил милиционер (уже полицейский) в метро. Я ехала проведать бабушку с дедушкой в 11 дня, слушала плейер и была без паспорта.

Традиционные  «пройдемте, покажите вены». Было очень страшно, я помню правила, что паспорт носить не обязан, что досмотреть могут, только если ты похож на ориентировку, что полицейских должно быть двое. Я даже пыталась  знания свои сотруднику предъявить, но в ответ услышала размытое «Чо???». Ну, в общем, он был один, проверил вены, все ок, и вдруг так вот с хитринкой заявил «ну раз не употребляете, то значит продаете». Меня в панике затрясло, руки заходили ходуном, а ему того и надо.

-А что это вы, девушка, так нервничаете?

-Да разное о вас рассказывают…

-А что именно? Интересно ведь…

-Я воздержусь.

И воздержалась. Тогда он сказал, что меня отпускает, только данные запишет. Ага, домашний телефон, адрес прописки, ФИО, номер мобильного…

-А это еще зачем?

-А как же я вас поужинать приглашу? Понравились вы мне, Екатерина Владимировна.

Эх, такой способ знакомиться мне был совсем не близок. И было очень страшно, так как неважно, что ты не продаешь, главное, чтобы так кому-то не показалось.

Вот и получается, что правда про траву зеленее и свет ярче в юности.

Тогда цветочек и никаких тебе угроз. Такое вот метро бывает.

metro

Недавно в инстаграме какая-то юная дива писала, что многие люди красятся, как старпёры из прошлого века, например, как древние Алекса  и еще кто-то из «Фабрики Звезд». Бог мой, если они старые, что же говорить о нас, еще помнящих желтые вагоны метро, эмиграцию в Канаду по телефону миллион и турникеты-убийцы, больно хлеставшие по ляжкам. Время не идет, оно бежит.

вагон

А тем временем я путешествовала дальше по дерзким, но в то же время светлым моментам своего веселого студенчества.

Факультет психологии был страшненький с эстетической точки зрения, в обшарпанных подвалах проходили практические занятия, в помещениях прошлого века мы изучали крысиные болюсы и расшифровывали энцефалограмму. В библиотеке трещали древние парты, и зимой, когда в 4 уже темнело, суровые ветра с завыванием дули в старые деревянные рамы. В столовой продавались макароны с сыром за 11 рублей и яйцо под майонезом за 4,5. Там бывали и пюре с грибами, но мы никогда не могли их себе позволить.

На факультете была даже курилка, где, несмотря на отвратительный запах, отсутствие воздуха, нависающий дым и три раздолбанных стула, было очень здорово проводить время, знакомиться со старшекурсниками и запросто перекидываться фразами с преподавателями.  Дерзкие прикуривания вчерашних детей, смех, звонкие бутылки «девятки» — такой был факультет в те года.

У нас было мало денег, но это не влияло на степень веселья. Весело было всегда и везде. И, несмотря на обилие вредных привычек, ощущение того, что ты жив, не покидало. Всё было всерьез и по-настоящему. Здесь и сейчас.

Смотрю на старые фото и вспоминаю вытянутые свитера и смешные ботинки-говнодавы, удивительным образом сочетавшиеся с наивными глазами и верой в лучшее.

факультет

Мы влюблялись серьезно и навсегда, всё было ярко, эмоционально и на грани. Всерьез, сильно и по-настоящему искренне. Мы круглосуточно смеялись, радовались каждому дню и, кажется, были абсолютно счастливы.

А еще я вспомнила школьный выпускной, когда мы впервые не спали всю ночь легально, и утром по просыпающемуся летнему Питеру мимо моющих город машин возвращались босиком, чтобы на утреннем метро попасть домой повзрослевшими.

Вся Васька была поделена на кабаки, которым мы давали говорящие имена «Три Корочки Хлеба», «Три Пескаря», «13 Стульев», «кафе НИФИ».  Было принято заказать на все и на всех пива и водки и попросить хлебушек и блюдцо с кепчупом для закуски. Есть и спать в те годы не очень хотелось).

Студенческий период был у всех разный, у меня был вот такой, светлый и дерзкий, наивный и романтичный. И период этот навсегда связался с удивительным городом, от воспоминаний о котором щемит под ребрами, по набережным и улицам которого я часто гуляю в своих снах, а скоро, надеюсь, буду гулять и очно.

Связался с Васильевским Островом, где на Среднем проспекте всегда пробки из людей, а в метро невозможно зайти, не потолкавшись, и, конечно, с тем ярким желто-оранжевым днём, когда лето и детство оставались позади троллейбуса, а впереди было лишь неизведанное и манящее будущее, которое хотелось видеть светлым и счастливым.

shkola

А тем временем наступило утро, я скачала полную версию «Марии Региной» и приготовилась дальше путешествовать во времени.

маша

 

 

Вам понравилось?

Комментарии

© 2010 Путешествия Po-Miru.com
Контактная информация